ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ЮЧЕНКОВ КОНСТАНТИН ГЛЕБОВИЧ
ПРЕССА


Виктор ЧУДИН

ХОРОШИЙ АКТЕР

Так случилось, что лично с Константином Юченковым я знаком не был, поэтому, официально представившись, без лишних слов предложил ему встретиться. "Почему со мной?" - неожиданно и, согласитесь, несколько странно прозвучал вопрос из уст ведущего актера ТАДТ, народного артиста России, который, казалось бы, должен привычно реагировать на повышенное к себе внимание. "Потому что вы хороший актер", - с не меньшей непосредственностью выпалил я. "Когда?" - по-деловому коротко спросил Константин Глебович. "Чем быстрее, тем лучше", - ответил я, памятуя про себя о предстоящем вскоре его 55-летнем полу-юбилее. "Вы боитесь, что я могу испортиться?" - последовала вполне логичная реплика. Мы рассмеялись...

Прогулка по "Вишневому саду"

Прогулка - это, конечно, сильно сказано. В том смысле, что слишком легко и поверхностно. Но именно с роли Прохожего (то есть прогуливающегося человека) суждено было Константину Юченкову начать разноплановое постижение этого чеховского шедевра. Произошло сие начинание в страшно каком году, еще на целомудренно премьерных показах "Вишневого сада", поставленного молодой тогда Верой Ефремовой.

Затем последовали многочисленные интерпретации, так называемые новые версии спектакля, который тем не менее оставался в зрительском восприятии все тем же, много лет идущим, и при этом почему-то периодически вдруг объявлявшимся премьерным. В самом деле, откуда, скажем, молодому человеку знать, что нынешний "Вишневый сад" совсем не тот, на который когда-то ходили его родители.

Однако, кроме такого, стороннего взгляда на спектакль с примелькавшимся (если не надоевшим) названием, существует другой, который как бы изнутри наблюдает за метаморфозами, действительно происходящими в его обновленных сценических вариациях. Эта подспудная правда видна глазами актеров, десятилетиями занятыми в спектакле-долгожителе. Один из них мой замечательный собеседник.

Вслед за Прохожим Юченков сыграл в "Вишневом саде" Епиходова, а последние два года выходит на сцену в роли Лопахина. Свое многоликое участие в этом спектакле (вернее, в различных его постановках) актер расценивает не иначе как подарок судьбы.

Волнение, усталость, лишний вес

Банальным, общим местом стало признание актеров в том, что они всякий раз перед началом очередного спектакля испытывают трепетное волнение, от которого не спасают ни профессионализм, ни сценическое долголетие. Константин Юченков в этом смысле не исключение.

В прошедшем сезоне ему пришлось (или посчастливилось) ощутить на себе двойную дозу подобного эмоционального допинга. Вновь появившийся в репертуарной афише спектакль Джованни Баккаччо "Декамерон" стал тому причиной. Дело в том, что и на сей раз произошло не простое клонирование некогда уже шедшей постановки Бориса Голубовского, а ее совершенно новое прочтение, которое и осуществил Константин Юченков. При этом сама инсценировка и первоначальная режиссерская концепция спектакля были сохранены. Однако постановочный язык его абсолютно иной: нынешние пространственное решение, звуковое и световое оформление, актерское исполнение, многочисленные сценические находки и придумки позволяют говорить о нем как о новорожденном произведении.

Актеры также частенько говорят о своей физической усталости после спектакля, о чем свидетельствует влажный, а то и текущий грим на их счастливых лицах в поклонном выходе перед публикой. Самой изматывающей и в последнее время недвусмысленно намекающей на возраст является для Константина Юченкова роль кота Леопольда в популярном детском спектакле, давно уже отметившем свое совершеннолетие на сцене ТАТД. В нем Юченкову приходится (даром, что народный артист) танцевать, петь, прыгать, висеть головой вниз... Но играть в детском спектакле ему все равно в радость. Для любого (особенно, молодого) актера - это школа феерическая. Здесь, пожалуй, как нигде, можно ощутить творческую раскрепощенность, дать волю импровизации, наконец, просто от души порезвиться в своем праздничном ремесле, даже подурачиться. Для Константина Глебовича, это к тому же нелишнее напоминание о необходимости всегда быть в форме.

Слава Богу, вредных привычек у Юченкова вроде бы нет: не курит, более чем умеренно выпивает, да и то в редких случаях. И все же напоминание "нелишнее", поскольку, по его твердому убеждению, давно уже ставшему чуть ли не пожизненным комплексом, вес у него уж точно лишний. С ним он борется "с переменным успехом" с юных лет.

Честно говоря, мне и в голову не могло прийти, что мы коснемся этой темы. На мой взгляд, в настоящее время Константин Глебович хоть и не тростинка на ветру, но вполне подтянутый и даже где-то элегантный мужчина. Возможно, он празднует нынче временную победу над лишними килограммами? Как бы то ни было я скорее из приличия спросил: в чем секрет его пусть и переменного, но все-таки успеха в борьбе с этим коварным противником?

Особого секрета, как ожидалось, у него не имеется. Посильные ограничения в еде, бег по утрам по набережной вдоль Волги и давнишнее увлечение большим теннисом. Вот здесь полезное самым тесным образом сочетается с приятным. Удовольствие приносят не столько спортивные игры, сколько общение с милыми его сердцу друзьями и приятелями, людьми разных профессий, которые в теннисном корте нашли не только "оттелину", но и "отдушину". Важно подчеркнуть, что большой теннис вошел в жизнь Юченкова задолго до того, как стал президентским видом спорта. Благо, физкультурные пристрастия Кремля переключились на татами, и Константин Глебович может спокойно говорить о своем увлечении, не рискуя при этом дать повод для очередного иронического комментария.

Популярность

Актерам во все времена жилось небогато. Сегодня и того хуже. С началом повальной коммерционализации в суверенной России рекламная продукция вышла на главные роли в затеянной нами трагикомедии под названием "Перестройка". Просто продукцией российская реклама просуществовала недолго. Как дама богатая и амбициозная, она художественно приоделась, наняла лучших дизайнеров и визажистов, приобрела черты и признаки портретного сходства с образчиками разножанрового (не побоюсь этого слова) искусства.

Известные актеры, поначалу брезгливо отвергшие любые предложения сняться в рекламном ролике, очень быстро поняли, что отказываются не только от "презренных" денег, но и от вожделенной славы. Достаточно вспомнить Леню Голубкова, который в считанные доллары стал чуть ли не самым узнаваемым человеком в стране. А толстяк Александр Семчев одной лишь репликой "Пиво пил" снискал себе славу народного любимца. С удивлением обнаружив, что Семчев, оказывается, еще и актер МХАТа, многие зрители специально стали "на него ходить".

Мой собеседник также не избежал этого, уже не стыдного, а, если хотите, даже престижного искушения. Его небогатый (и по "тверскому" гонорару, и по количеству роликов) опыт обернулся курьезным случаем. Однажды в овощном магазине он оторопел от восторженного возгласа продавщицы: "Я вас узнала!". Разумеется, Константин Глебович тут же мысленно воздал хвалу Всевышнему за то, что сподобил его стать актером. Нет, не зря почти тридцать лет выходил он на тверскую сцену: вот ведь узнают, прямо, можно сказать, на улице... Увы и ах! Как вы уже догадались, бесхитростная женщина узнала актера по рекламному ролику, неоднократно виденному ею по телевизору.

А не замахнуться ли нам на Вильяма, нашего, Шекспира?

Актерская судьба Константина Юченкова складывалась удачно. Он никогда не испытывал ролевого голода, всегда был, что называется, в обойме, работал в полную нагрузку. Правда, в последнее время появилось ощущение некоторой недовостребованности. Ролей с каждым годом становится все меньше и меньше, а "молодого" грима (как говаривал один известный актер) - все больше и больше. Но, с другой стороны, пятьдесят пять лет - возраст для драматического актера идеальный. Пришло зрелое ощущение мастера, когда практически все секреты профессии тебе ведомы и ты можешь, не бахвалясь, заявить: - Я все могу. Или почти все.

За свою насыщенную творческую карьеру Юченков сыграл множество ключевых ролей в спектаклях, поставленных по произведениям Достоевского, Чехова, Островского и других, в основном русских, классиков. И только однажды он "прикоснулся" к заветной мечте любого драматического актера - к Шекспиру. Было это лет пятнадцать назад, в пьесе "Два веронца".

Сегодня, осознавая весь утопический романтизм подобных желаний, он высказал робкую надежду сыграть все-таки "Макбета" или "Ричарда III". А почему бы не помечтать, тем более в день рождения артиста? Вот закончится летняя пауза в театре, соберет Вера Андреевна Ефремова труппу и произнесет сакраментальную фразу из рязановского фильма "Берегись автомобиля!": - А не замахнуться ли нам на Вильяма, нашего, Шекспира?

Тверская жизнь. -2002.- 27 июня.[ http://www.tverlife.ru ]


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info