ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
РЫЧКОВА ВЕРА ДМИТРИЕВНА
ПРЕССА


Тамара ТОПЧЕВА

ВЕРА РЫЧКОВА: СЛОВО "СЦЕНА" - ЖЕНСКОГО РОДА

Женщина есть загадка! Афоризм этот наверняка придумали мужчины, и разгадать эту загадку пытаются со времен Адама и Евы. Тайну женской души пытались постичь Шекспир и Шиллер, Толстой и Бунин, Островский и Чехов...

А коли так, то актриса Тверского академического театра драмы Вера Рычкова, переигравшая десятки ролей самых удивительных женщин, есть тайна в энной степени! Недаром всякий раз после спектакля "Анна Каренина", где она играет главную героиню, ей непременно вручают конверт со стихами, подписанными загадочно "Невронский" Вере Дмитриевне пишут письма многие поклонники ее таланта, ее окружают романтические истории.

Каждая роль обогащает, заставляет многое в себя вбирать. Особенно интересно бывает, когда только подступаешься к роли, примеряешь ее на себя, признается актриса. Еще не знаешь, как раскрыть образ, на какие струнки надавить. Когда работала над ролью Марии Стюарт, столько прочитала книг, так глубоко "прорыла" эту эпоху, что, кажется, сроднилась с опальной королевой. Но спектакль "Елизавета против Елизаветы" рождался очень трудно: похоже, дух старика Шиллера не простил смещения акцентов в пользу другой героини, и все время с актерами происходили какие-то полумистичес кие истории, так что некоторые из них даже стали побаиваться этого действа/ Что касается Веры Дмитриевны, то она перед каждым выходом на сцену в роли Марии Стюарт идет в церковь ставит свечку.

Скоро исполнится тридцать лет, как молодая выпускница ЛГИТМиК, приехав из Ленинграда навестить подругу, зашла в Тверской театр да так там и осталась. С тех пор столько воды утекло! Недавно Вера Рычкова стала народной артисткой России, и все-таки всякий раз задает себе вопрос насто ящая ли она актриса? И продолжает учиться, добирать какие-то необходимые качества...

Известно, что многих, даже очень одаренных, актеров губят зависть, тщеславие. Они разрушают талант, "съедают" человека. Вере Дмитриевне повезло в этом отношении. Изначально родители учили ее никому не навязывать своего мнения, уметь слушать других, не стремиться затмить кого-то, не завидовать...

Говорят, настоящим интеллигентом можно стать только в третьем поколении. В Вере Дмитриевне сразу чувствуешь породу. Наверное, это передалось с генами. Мама ее в свое время окончила в Петербурге Смольный институт благородных девиц. Она, прикованная к постели, и в 91 год не забывает делать маски для лица, маникюр. Пишет стихи. В доме всегда была атмосфера творчества, ставились домашние оперы, спектакли. А в Вере Рычковой внутренняя культура видна и по тому, как она входит в театр, каким голосом здоровается с вахтером, как поднимается по лестнице, как говорит. Воспитание складывается из многих мелочей, которым трудно научиться в школе или институте, если это не привито в семье. Может быть, поэтому и роли у Веры Рычковой все больше такие, в которых хорошие манеры героинь изначальны. Анна Каренина, Мария Стюарт, Лариса в "Бесприданнице", Кручинина в "Без вины виноватые". В "Вишневом саде" она начинала играть Аню, потом была Варей и, наконец, Раневской.

Случалось играть и пьяницу, и женщину с больной психикой. И тогда она искала прообразы, старалась перенять их повадки, усвоить речевые особенности. Даже близко познакомилась с одной алкоголичкой и несколько раз ездила в Бурашевскую больницу. Как бы там ни было, но Вера Дмитриевна считает, что женская роль не может быть отрицательной. Женщина - это неизведанная планета. В ней всегда есть позитивное начало. И если даже она опускается перед жизненными обстоятельствами, то не может быть плохой уже потому, что она продолжательница рода хранительница очага. Мужчины только думают, что они главенствуют в жизни. И лишь немногие из них могут проникнуть во внутренний мир женщины, как это смогли Островский, Толстой, Чехов, тонко понимающие ее психологию причины капризов, перепадов настроения. Это особый дар, это озарение, свойственное очень глубоким натурам.

- Даже слово "сцена" - женского рода, - говорит Вера Дмитриевна - Сцена - это тайна, это магия. Она притягивает и очищает. Я пришла в театр как в сказку и не хочу ее разрушать.

Как ей удается жить в сказочной атмосфере, отгородившись от всего негативного, чем пресыщен наш безумный мир? Вера Дмитриевна говорит, что добровольно отправила себя в эмиграцию:

- За тридцать лет жизни в Твери я так и не узнала названий улиц города. Знаю только дорогу из дома в театр. Я не политизированный человек, стараюсь не впускать в себя то что мне неинтересно. У меня свои мир он мне нравится. Избегаю всяческих интриг, стараюсь отгородиться стеной от сплетен. Есть хорошие, близкие друзья. Детей своих нет. В 27 лет стала воспитывать сына своей сестры трагически погибшей. Сейчас он уже взрослый, ему 25. Все свое женское начало я вкладываю в роли. Конечно, я не могу не видеть, что происходит за пределами моего "острова". Но должна ли я в себя вбирать все что мне претит, чего я не приемлю? Иногда люблю смотреть политические передачи по телевизору, но не потому что интересуюсь политикой. Мне интересно вникать в суть человеческих взаимоотношений. Это же политический театр! Я чувствую, когда наши политики врут, мне любопытна их игра с психологической точки зрения...

Как ни отгораживайся от бушующей за "островом" жизни, актриса всегда на виду. И не скроешь от людей, что первый муж сейчас в Канаде. Она не смогла уехать с ним, оставить театр, свой мир. Об актрисе знают все и даже чу точку больше. И как бы ни было порой тяжко, актриса всегда должна выглядеть на "ять". Недавно, например, с высокой температурой она играла Марию Стюарт и очень боялась, что простуженный голос выдаст ее плохое самочувствие. Не выдал!

Актрисе играющей на сцене любовь, очень трудно в реальной жизни. Можно ли повторно испытать ту концентрацию любовной энергии, которая была на сцене? И еще я спросила: можно ли с холодной душой, не тратя себя особо, хорошо сыграть эмоционально насыщенную роль?

- Технически можно. Этому учат, и если у тебя богатая фантазия - включаешь защитный механизм и играешь. Но это очень трудно. Вот в водевиле "Лев Гурыч Синичкин" я могу хоть восемь раз в день играть. Эго я называю душеньку отводить. Здесь нет глубины, здесь юмор, веселье. А вот после роли Анны Карениной или Раневской, которая для меня женщина в женщине, два дня в себя прихожу. А потом станет ли сопереживать твоей героине зритель, если ты играешь с холодной душой? Фальшь трудно спрятать. Я благодарна Вере Андреевне Ефремовой за то, что она взрастила меня на героинях очень сильного эмоционального склада. Мы всегда с ней очень хорошо понимали друг друга, нам легко работать вместе.

Вера Дмитриевна считает, что ей очень повезло с профессией. По поводу недавно присвоенного звания народной артистки России говорит, что это очень обязывающее признание, высокая планка. Даже страшно становится как теперь играть!

Тверской курьер. - 2003. - 8 марта.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info