ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
РЫЧКОВА ВЕРА ДМИТРИЕВНА
ПРЕССА


Наталья ПУГАЧЕВА

ВЕРА РЫЧКОВА: “ТЕАТР – СКАЗКА, ЗВАНИЯ – ЦВЕТЫ”

Сегодня у актрисы Тверского областного академического театра драмы Веры Рычковой праздник. И даже не один, а целых три. Первый – личный: в очередной раз она выйдет на сцену родного театра, чтобы сыграть роль Марии Стюарт в спектакле “Елизавета против Елизаветы”. А для настоящей актрисы каждый сыгранный спектакль – событие. Второй – Международный день театра – у Веры Дмитриевны и ее коллег общий. Ну а третий Вера Рычкова разделит со всеми, кто знает и ценит ее творчество: по завершении сегодняшнего спектакля Веру Рычкову будут чествовать уже как народную артистку России. Накануне она ответила на вопросы корреспондента “ТЖ”.

– Вера Дмитриевна, что для вас значит звание “Народная артистка Российской Федерации”?

– Все звания – это некий итог. Они обязывают выходить на новый виток, повышать планку. Однако есть такие актеры, у которых нет никаких званий, но при этом они изумительно играют. У нас в театре, например, был Виталий Рассказов – актер от Бога, но у него не было званий. К тому же меня родители воспитали так, что никакого тщеславия во мне нет, поэтому в моей жизни есть многое другое, что радует меня не меньше, чем получение звания. И в первую очередь это театр в целом. Я с самого начала и до сих пор воспринимаю его как сказку. И, конечно, роли.

– Когда они удаются?

– Когда они есть, когда работаешь, когда впереди что-то светится. А звания… Они как цветы, которые дарят после спектакля. К тому же это не столько моя заслуга, сколько художественного руководителя и главного режиссера нашего театра Веры Андреевны Ефремовой. Я ей очень благодарна уже за то, что она меня увидела. Это произошло, когда я Ксению играла в “Борисе Годунове”. Я была совсем неопытная, “зелененькая”, но Вера Андреевна уже тогда сказала: “С этой актрисой я буду делать большие роли”…

– Леди Гамильтон, Лариса из “Бесприданницы”, Анна Каренина, Раневская, Мария Стюарт… Не только тверской зритель знает и любит вас в этих больших ролях. Считается, что для того, чтобы получить шанс сыграть их, актрисам приходится бороться с соперницами. Так ли это?

– В моей жизни никогда не было этого. Если именно меня выбирают на какую-либо роль, значит, это судьба. И еще весь мой труд, который я вкладывала на протяжении многих лет. Если выбор падает именно на меня, значит, я это заработала, заслужила. Я ведь никогда не просила ролей, а всегда ждала их. В чеховской “Чайке” есть такие слова: “Главное в профессии, будь ты артист или писатель, – это не слава, не блеск, а умение терпеть и нести свой крест”… Этому я следую в своей работе.

– То есть все придет само, все – судьба и нужно просто ждать?

– Конечно, просто сидеть и ждать нельзя. Нужно работать даже тогда, когда работы нет.

– Нельзя просто сидеть, потому что пропадает навык?

– Нет, дело в другом. В нашей профессии главное – душа. Если она не развивается, не живет, значит, человек просто не имеет права быть актером. Ведь если я выхожу на сцену, если становлюсь на полтора метра выше зрителей, то они что-то должны от меня взять. Не только слова драматурга, но и тот свет, который я вкладываю в роль. Просто так выйти и произносить слова – это не профессионально.

– А что для вас высший суд? К чьей оценке своего профессионализма вы прислушиваетесь больше всего?

– Первый судья – я сама. Но это такой внутренний, подсознательный критик. А внешний и главный судья для меня – Вера Андреевна, мой режиссер, который вместе со мной рождает роли.

– Есть ли такая роль, которую вы бы никогда не смогли или не захотели сыграть?

– Нет, мне все хотелось бы попробовать. И я играла разные роли. Не только красивых героинь-любовниц. Например, однажды в спектакле “Звезды на утреннем небе” мне дали сыграть алкоголичку. Еще у меня была роль психически ненормальной женщины в пьесе Уильямса…

– Есть ли еще роли, о которых вы мечтаете?

– Я не люблю таких вопросов.

– Боитесь загадывать?

– Нет, просто у меня были такие роли! Каждая – как мечта. И останавливаться я не хотела бы, а потому никогда не думаю о том, что хотела бы сыграть. Мой принцип – терпеть и ждать. Помните?

– А правда, что опытные актеры часто переносят игру со сцены в жизнь? И тогда их близкие произносят знаменитое “Не верю!” Станиславского или спрашивают: “А это из какой пьесы?”

– Неправда. По крайней мере со мной такого не бывает. Я не даю повода, чтобы так говорили. Да мне и не нужно играть. Более того, я и на сцене не играю…

– ???

– Да, да. Я не играю, а проживаю свои роли, отдаю себя им до конца. Ведь игра – это ложь, а наша русская театральная школа основана на правде. Правде чувств. И мне повезло, что я встретилась здесь, в театре, с таким режиссером и такими актерами, которые научили меня понимать это.

– Кого вы имеете в виду, говоря “такие актеры”? Кого из коллег считаете своими учителями?

– Наину Хонину и Александра Чуйкова… Они для меня – идеал, к которому надо стремиться. Это очень дорогие для меня люди…

– “Под занавес” снова вернемся к вашему званию. Народный артист – это уже по определению тот, кого знает и любит народ, зрители. У вас наверняка есть множество поклонников…

– Есть, и я отношусь к ним очень серьезно. После одной трагической истории, произошедшей со мной, я поняла, что нельзя быть равнодушной к чувствам людей. Нужно обязательно находить для поклонников время и теплые слова. Часто мне присылают письма с признаниями и даже приходят ко мне домой просто для того, чтобы поделиться своими бедами. И я радуюсь, когда могу им чем-то помочь…

Тверская жизнь. - 2003. - 27 марта. [ http://www.tverlife.ru ]


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info