ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ПАВЛИШИН АЛЕКСАНДР АНАТОЛЬЕВИЧ
ПРЕССА


Роман МАСЛЕННИКОВ

АЛЕКСАНДР ПАВЛИШИН: "НЕ БУДЕТ ЗРИТЕЛЕЙ – НЕ БУДЕТ И ТЕАТРА!

"Всегда интересно пообщаться с интересными людьми", - не устаю я повторять. Особенно познавательно вести (и потом представлять читателям) беседы с творческими людьми. Творческий взлет - так можно охарактеризовать нынешнее состояние молодого актера Тверского академического театра драмы, с которым я сегодня знакомлю вас. Александр Павлишин. Первый выпуск тверского филиала знаменитой «щепки», затем первые театральные опыты на тверской сцене, позже - главные роли в новых постановках. Но задолго до всего этого - жизнь, далекая от театра, но всегда сопровождаемая мечтами о нем. Путь к мечте был извилист, но идущий осилил дорогу. Саша не изменил себе. Человек всегда, намереваясь что-то сделать (в данном случае я, как вы понимаете, хотел взять интервью), собирается выведать что-либо ожидаемое и определенное. В ходе беседы с Александром Павлишиным я узнал больше, чем хотел и ожидал. Это верный признак того, что разговор удался.

- Саша, расскажи, пожалуйста, о филиале Московского театрального училища им. Щепкина в Твери.

Первый выпуск филиала состоялся 4 года назад. На курс набиралось 8-9 человек, которые потом осваивали актерскую профессию под руководством педагогов Веры Ефремовой и Александра Чуйкова. Конкурс был огромен - более 10 человек на место и проходил в несколько туров, в ходе которых выявлялись способности абитуриентов. Самое главное было показать, что ты умеешь в актерском плане, а дальше оставалась самая малость - написать общий тест по нескольким дисциплинам и получить за него не меньше тройки.

Идея создания филиала была следующей: молодые люди воспитываются в том театре, в котором они потом и будут играть. То есть немного по-другому, чем в Москве. В принципе, в столичном училище это сделать невозможно, поскольку после выпуска все мгновенно разлетаются по разным театрам. Наши педагоги, Вера Андреевна и Александр Александрович, с самого начала обучения создали очень доверительную, семейную, студийную атмосферу. Она сохраняется и сейчас.

- Скажи, пожалуйста, ког­да ты решил стать артистом? Как получилось, что ты выбрал именно эту профессию?

Удивительно, но раньше я не думал об актерской профессии вообще. Более того, развивался, можно сказать, в противоположных областях: учился в школе №12 в физико-математическом классе. Но вот в предпоследнем классе я стал заниматься в студии "Мистерия", что в бывшем Дворце пионеров. После окончания школы поступил в Политех на машиностроительный факультет и проучился там год. Я чувствовал дисгармонию в душе. Потом я стал все чаще думать: неужели в этой единственной жизни я буду инженером? Осознавал, что это не мое. Хотя учился я нормально, на "4" и "5". Но мне стало неинтересно, а я не привык себя насиловать.

Тяга к театру была всегда, ведь не случайно я занимался в студии. Когда выбирал актерское ремесло, все еще колебался, но думал так: "Хочу этим быть и тем, а жизнь-то одна. Эта профессия же дает мне возможность попадать в любую эпоху, быть кем угодно на час, на два - все зависит от того, насколько искренен я буду".

- А в детстве играть в театре, кино не мечтал?

В детстве я был тихим спокойным мальчиком, да и сейчас, в принципе, характер такой же остался. Актерских способностей тогда никто не выявил. Семья у меня с искусством не связана: мама - архитектор, папа занимается наукой. Вот, правда, мама хотела стать актрисой, но не стала. Может, это на меня повлияло как-то.

- Я знаю, что дипломной работой вашего выпуска были "Волки и овцы" Островского. Интересно, как делается дипломная работа в театре, с другими учебными заведениями все ясно: сидишь, пишешь, а потом защищаешь. Как же у вас готовится дипломная работа?

Она проживается. Дипломный спектакль в театральном институте - последний этап учебного четырехлетнего развития. Нынешний выпуск, этой зимой, кстати, представит свой отчет об обучении - спектакль Островского "Бешеные деньги".

- Как формируется амплуа актера? И вообще, можно ли об этом говорить в отношении тебя?

Об этом сложно говорить. Актер - это материал для лепки образа. Какие-то его качества он черпает из себя, учитывая предлагаемые обстоятельства спектакля, роли. Есть такое понятие - "не моя роль". Ведь при выборе актером образа учитываются внешние и внутренние данные, темперамент и так далее.

- Ты какие-нибудь планы на будущее имеешь?

В актерской профессии все решает случай. Как я могу загадывать, если все непредсказуемо? Тверской драматический - мой родной театр. Мне сейчас грех на что-либо жаловаться: столько ролей - большего желать и не приходится.

Бывает в актерской судьбе так, что по 5-10 лет приходится играть одну и ту же роль, вроде "Кушать подано!" Встает вопрос самолюбия, совершенствования актерского мастерства и тренинга. Да, Станиславский говорил, что не бывает маленьких ролей, бывает маленькие актеры. Но все равно, я думаю, надо проявляться и работать на больших ролях.

- А как происходит процесс работы над ролью? Как вырастить в себе героя?

- Это очень сложный процесс, требующий усилий. Если говорить по себе, то у меня происходит внутренний процесс накопления, который словами трудно описать. Наверное, это связано с подсознанием и нельзя сказать, как в тебе зарождается образ. Приходишь на репетицию, читаешь несколько раз пьесу, смотришь какой-то материал по эпохе - все это входит в процесс. Много было работы в "Вишневом саде". Вот как долго мы его ни репетировали, а я считаю, по себе чувствую, что не готов еще образ Пети Трофимова. Процесс работы над образом героя ничем не регулируемый, неконтролируемый и очень тонкий.

- Саша, расскажи о своем первом спектакле на сцене драматического театра.

Мой первый спектакль был "Анна Каренина" Толстого в 1994 году. Сейчас он идет уже на большой сцене. Нас было трое ребят, игравших слуг. Представь, на нашем эпизоде открывается занавес, а мы стоим с подносами, и на них чашки звенят.

Интересное ощущение испытываешь, когда видишь зрителей в зале, чувствуешь их дыхание, и яркий свет в глаза бьет. В зале много людей, и ты знаешь, что все на тебя смотрят. Если ты что-то пытаешься делать хорошо, зрители это чувствуют, сопереживают. Это настолько приятно и благородно осознавать, что ты как бы достучался до их сердец, заставил переживать, дал возможность думать об этом.

- А у тебя есть авторитеты в театральном искусстве?

Когда идет "Анна Каренина", если есть возможность, я всегда смотрю, как Александр Чуйков работает. Вот он стоит на сцене, и я вижу, что с ним происходит, что он делает с собой. Это не как дань педагогам - действительно, Александр Александрович - большой авторитет в актерском мастерстве.

Нравится, как играет Евстигнеев, хотя его спектаклей я видел мало и живьем на них не присутствовал. Я ему поражаюсь. Вот следишь за другим артистом и думаешь: "Он тут так работает, тут эдак, здесь сфальшивил, сейчас готовится к тому-то, - а у Евстигнеева этого не видно, он просто делает это, как будто в жизни такой. Еще люблю Олега Борисова.

- Саша, а время заниматься чем-то помимо работы есть?

Очень мало времени, когда я действительно отключен от работы над образом. Процесс его создания очень кропотливый и непрерывный. Иногда хочется просто отдохнуть, а не получается: ходишь и думаешь о роли, почему твой герой себя именно так ведет, так говорит.

А вообще я люблю музыку послушать, книги почитать, в поход на лыжах сходить, на природе отдохнуть.

- Что читаешь, слушаешь?

На каком-то этапе чувствовал недостаток в чтении. Этим летом читал собрание сочинений Горького, 15 томов. Я именно по собранию сочинений люблю читать, там просматривается как бы развитие. Что касается музыки, то в основном слушаю классику, стремлюсь быть в курсе, знать авторов. Очень нравится цикл Вивальди "Времена года", Моцарт, Шопен. Классическую музыку, нельзя сравнивать, например, с современной популярной по одухотворенности.

Из современных групп к этому близко творчество «ДДТ». Эта группа мне нравится. У меня все альбомы, люблю послушать их.

- Как ты думаешь, Саша, внимание к театру у зрителей будет увеличиваться?

Сейчас тенденция такая, что люди стали больше ходить в театр. И что примечательно, среди зрителей много молодежи. Раньше, лет десять назад, существовала проблема посещаемости театра, я не знаю почему, то ли людям было неинтересно, то ли их волновали по большей части материальные проблемы. А сейчас зрителей стало больше. Может быть, соскучились по духовности, непосредственному общению. Театр стал пользоваться не то что популярностью, а любовью, которая, хочется верить, будет расти. Ведь все равно же театр существует не ради того, чтобы я, Саша Павлишин, вышел на сцену, сыграл, реализовался, а для зрителей и только для них. Нет зрителей - нет и театра.

Караван+Я (Лоция). -2000. - 25 октября.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info