ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ЧУЙКОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ
ПРЕССА


Софья ВОРОТЫНЦЕВА

ГИМНАСТИКА ДЛЯ АРТИСТА
АЛЕКСАНДРУ ЧУЙКОВУ – 70

4 апреля двери гостиной Тверского театра драмы были открыты для всех тех, кто хотел поздравить народного артиста России, профессора тверской «Щепки», председателя Тверского отделения Союза театральных деятелей Александра Чуйкова. А таких было немало. Премьерную поставку «Любовь Маргариты Готье» по «Даме с камелиями» Дюма-сына, которую недавно увидела Тверь, Чуйков назвал своеобразным подарком самому себе к юбилею. На спектаклях аншлаги и овации, а значит - постановка получилась. Но Чуйков не собирается останавливаться, о чем и поведал в интервью «Каравану».

- Александр Александрович, как вы ощущаете себя в роли юбиляра?

- Во мне абсолютно ничего не изменилось. Настроение рабочее. Я понимаю, что уже достаточно большой срок прожил на свете, но не хочется в это верить. Да и не задумываюсь о том, сколько мне лет, не выпячиваю свой возраст. Хотя не скрою, что люди делают комплименты: «Сан Саныч, вам 70? Да вы что! Не может быть!» А я как жил, так и живу: прихожу на репетиции, на занятия с ребятами, встречаюсь с друзьями. И новые задумки, конечно, существуют. Репертуар нашего театра богат русской и зарубежной классикой, современными пьесами. Но меня в настоящее время все больше притягивает исторический роман. Я общался на эту тему с автором замечательных книг о роде Бакуниных Владимиром Сысоевым. Жизнь самого Бакунина и его рода неразрывно связана с тверским краем, в их имении Прямухино бывали великие русские литераторы. Все это мне безумно интересно. Я не говорю, что на сцене в драматургической форме задумка воплотится сегодня, но это точно будет завтра. В эти дни я все чаще возвращаюсь в далекое прошлое: вспоминаю рассказы мамы про то, что я родился в рубашке, но рубашку эту у меня украли, что на свет я появился на пасхальной неделе и был достаточно крепкий и здоровенький мальчик весом в 4 кг 600 г. Рос я без отца - его убили на войне. В моем воспитании активное участие принимали бабушка и старшая сестра. Через многое пришлось пройти. Я знаю, что такое голод, холод, безденежье. Помню, ходил на танцы в ботинках, которые сам подбивал гвоздями. Приходил домой с окровавленными ногами. В валенках же к девушкам не пойдешь: хотелось попижонить. Подумаешь: 3-4 часа потерпеть! Такую жизненную школу прошел. Никогда не было у меня мечтаний на диване. Любил мечтать, но все больше в трудах. Мысленно возвращаюсь и к тому, как нам удавалось с Верой Андреевной (народная артистка РФ, художественный руководитель Тверского театра драмы Вера Ефремова - супруга Чуйкова. - Прим. авт.) все эти годы совместно работать в театре... Пушкин говорил, что надо жить по душе. Наверное, у каждого человека наступает такое время, когда он может себе это позволить. И у меня оно наступило.

- С чего начинается ваш день?

- У нас, к счастью, рабочий день начинается не с 8-9 часов. К счастью, потому что я «сова»: могу до 2-3 ночи не спать. Раньше, бывало, и в 4, и в 5 утра ложился. Конечно, после больших спектаклей утром приходится очень тяжело. Когда я просыпаюсь, у меня бывает нехороший характер. Но потом, как говорила моя мама, я начинаю разгуливаться и прихожу в себя. А Вера Андреевна, наоборот, «жаворонок». Я, когда встаю, делаю гимнастику, занимаюсь на тренажере. Обязательно по утрам принимаю контрастный душ. Не курю, особо вредных привычек не имею.

- А кофе?

- Редко пью. Предпочитаю зеленый чай. Хотя сейчас в основном перешел на шиповник, точнее, делаю такой коктейль: завариваю шиповник и зеленый чай, смешиваю... А дел бывает много: и репетиции, и занятия с будущими актерами, и общественная работа. Я считаю, что у меня три дома: родной дом, театр, Дом актера. Союз театральных деятелей - это как-никак 150 человек, из них 35 пенсионеров. Стараюсь делать то, что от меня зависит. Артисты как дети: цветочек дали - хорошо, в конверт положили - еще лучше. И неважно, сколько там лежит в конверте, главное - не забыли.

- Насколько сложно для вас быть педагогом?

- Самое главное в педагогике - найти к каждому человеку свой подход. Одинаковых рецептов нет. К тому же у нас достаточно специфический вуз. Самое сложное - угадать в людях те задатки, которые помогут им вырасти и раскрыться. Важно делиться жизненным опытом, но нельзя навязывать его. Мои ученики моложе меня почти в три раза: они живут своей жизнью, я - своей. Но я пытаюсь донести до них свои человеческие и философские взгляды на жизнь. А каждый возьмет из этого то, что ему нужно. Конечно, учеников нужно любить. По головам бить нельзя ни в коем случае, но и заискивать перед ними - тоже. Надо сделать так, чтобы их интересы совпадали с моими.

- А что впереди, кроме гастролей в Малом театре и юбилейного вечера на сцене нашего драмтеатра?

- Думаю, отправимся с Верой Андреевной на Тверцу, где у нас есть маленький домик и сад. У нас на даче растет все: два дуба, береза, три ели, клен, яблони, вишня, слива, черемуха, рябина, даже орехи растут. Каждое дерево посажено в память о человеке. Здесь мои родители, родители Веры Андреевны, наши родственники... Мы с ними разговариваем. Может, это язычество, но нам так хочется. Мы верим, что их души рядом с нами, они помогают нам. В нашем саду много цветов. Настоящее чудо - огромный куст жасмина. Три года назад сорока свила там гнездо из настоящей алюминиевой проволоки и воспитывала шесть птенцов. Мы видели, как она учила их летать. А потом мы разобрали гнездо, потому что нам сказал кто-то такую глупость, что сороки приносят несчастье. Разобрать полтора килограмма проволоки - было над чем потрудиться.

- Я знаю, вы верующий человек. Как это сочетается с театральными приметами, о которых ходит столько мифов?

- Я верю лишь в те законы, которые установлены кем-то свыше и вложены в человеческий разум. Не мог человек сам по себе проснуться и сказать: «Не убий», «Не укради»... В церковь мы идем, чтобы покаяться и попросить прощения за то плохое, что было содеяно. И в театр надо идти с открытой душой, быть искренним. Мы, артисты, в ответе за зрителей. И не надо говорить о том, сколько мы получаем, как мы живем. Это имеет под собой основу, но зрителям это неинтересно. Перед артистами стоит гораздо большая задача, чем материальные вещи: артисты - рядовые люди, но они несут духовные ценности. Душа актера ранимая, отзывчивая, эмоциональная. И за этой душой идет зритель.

Караван+Я. - 2006. - 5 апреля. [ http://www.karavan.tver.ru ]


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info