ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ЧУЙКОВ АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ
ПРЕССА


Наталья БАКЛАНОВА

АЛЕКСАНДР ЧУЙКОВ: "ТЕАТР - ЭТО БОЛЕЗНЬ..."

Тверь - город не такой уж и маленький - насчитывает около пятисот тысяч жителей. Но есть у нас люди, которых все без преувеличения знают, от поселка "Химинститута" до поселка "Вагонников", от Сахарова до Мигалова, и на Пролетарке, и в центре города. Словом, где бы ни появились они, по какой бы улице ни прошли их узнают встречные незнакомые прохожие, с ними здороваются и завязывают разговор. Александр Александрович Чуйков - народный артист России, сыгравший десятки ролей на сцене Тверского академического театра драмы, профессор Высшего театрального училища имени Щепкина, председатель Тверского отделения Союза театральных деятелей, из числа таких людей. Накануне своего юбилея - 4 апреля Александру Александровичу исполнится 65 лет - он любезно согласился рассказать нам о своей "жизни в искусстве ".

-Накануне больших юбилеев, как известно, принято вспоминать о начале творческого пути. Скажите, Александр Александрович, с чего начался ваш роман с театром? Может быть, Вы продолжили семейное дело или, напротив, стали первым Чуйковым на сцене?

-Вообще-то, я первый в нашей семье, кто избрал профессию актера. Но моя мама играла в любительском театре и играла так талантливо, что профессионалы, которые видели ее на сцене, говорили, что ей непременно нужно учиться дальше, поступать в театральный институт. Но тогда ведь считалось, что в театре царит разгул и разврат, поэтому порядочным девушкам там делать нечего. Бабушка находилась под влиянием этого мнения и отговорила маму поступать в театральный. Но вот спустя много лет я все-таки осуществил ее мечту. В один прекрасный день я нарядно оделся и, ничего не сказав никому, кроме старшей сестры, отправился на пробы в Рязанский драматический театр, я ведь родом из Рязани, но в Твери живу уже 27 лет, И меня взяли. А мама тогда уже тяжело болела. И вот я вернулся домой из театра, а она спросила меня, где я был. Когда я рассказал маме, что был на пробах, что они прошли удачно, и что я теперь буду играть на сцене, она заплакала от счастья...

-С этих проб и началась Ваша работа в театре?

-Работа - да, а мое увлечение театром началось гораздо раньше. Я всегда любил участвовать в самодеятельности, играл в любительских студиях, в рязанском дворце пионеров прошел все кружки и остановился на театральном. Сам организовал драмкружок в стройтресте.

-Подождите, как это в стройтресте? Как Вы, человек искусства, оказались на стройке?

-Очень просто. Моя вторая профессия - строитель, я окончил строительный техникум и 4 с половиной года проработал на стройке. Получилось так, что после школы мы с друзьями-одноклассниками подали документы все в один институт. Вместе сдавали экзамены, писали сочинение, но на химии я срезался. После этого решил пойти работать, но моя старшая сестра всегда мне говорила: "Саша, тебе нужно учиться, тебе обязательно нужно учиться" . Я послушался ее и пошел со своими документами в строительный техникум... Я часто задумываюсь, почему случилось так, а не иначе, кто двигает людей, кто направляет их на принятие единственно верных решений. Ведь мог бы я поступить в этот институт, мог бы продвинуться по служебной лестнице в строительстве, мог бы даже стать общественным деятелем, у меня были неплохие задатки для этого, а попал в театр. Стал актером, встретился с Верой Андреевной...

- А как произошла Ваша встреча?

-Мы познакомились как раз в Рязанском театре, где Вера Андреевна была главным режиссером. 1 декабря 1960 года я пришел на пробы, а второго декабря - уже к ней на репетицию.

- И вскоре Вы поженились...

-Нет, все случилось не так скоро. Мы поженились лишь в 1964. Мне посчастливилось попасть в семью, которую, действительно, можно назвать театральной династией, где бережно хранились и преумножались традиции русского драматического театра. Мама Веры Андреевны - известная актриса Анна Павлова Веровская, отец - театральный режиссер и педагог Андрей Андреевич Ефремов, бабушка - драматург. Всему, что я умею и делаю, я научился у Веры Андреевны и очень ей за это благодарен...

- Скажите, Александр Александрович, какая была Ваша первая роль в театре?

-На профессиональной сцене я впервые сыграл в пьесе Арбузова "Иркутская история", поставленной Верой Андреевной. Я сыграл там Лапченко. Это была в принципе небольшая роль, но, если честно, я не привык мерить роли по количеству текста. Все роли большие, если артист может их прожить, прочувствовать, и все роли маленькие, если артист их просто играет, произносит текст без души. Я люблю все роли, во всех стараюсь донести до зрителя характер своего героя, его переживания, то есть то, что хотел сказать автор, включая в свой текст именно такой характер, именно такую судьбу.

-Вы сказали, что любите все свои роли, но, может быть, среди них есть самые любимые?

-Таких много. Даже трудно сейчас перечислить, по той простой причине, что их очень много. Недавно я попробовал подсчитать точное количество, и получилось то ли сто двадцать, то ли сто тридцать ролей сыграно мной на сценах Рязани, Калуги, Ульяновска, Твери. Это те города, в которых нам с Верой Андреевной пришлось работать. А если перечислить все места, в которых мы были на гастролях, то получится неплохое пособие по географии. Любимые роли? Я очень люблю своего Гаева в "Вишневом саде". Сначала эта роль была непривычна для меня, потому что в течение двадцати лет я играл в этой пьесе Лопахина. Я все думал: "Как это я буду играть Гаева? Получится ли у меня?" Конечно же, люблю Лопахина. Люблю своего Каренина. После нашей постановки "Анны Карениной" многие говорили нам, что мы заново открыли Толстого, по-иному посмотрели на этот текст, а особенно на образ Каренина. Лично я не понимаю, откуда берутся такие разговоры. Мы ничего не открывали, просто внимательно прочли великого Толстого. Все заложено в его произведении, нужно только захотеть это увидеть. Раньше же как в школе и в ВУЗах учили? Каренин - бездушная машина, а у меня - это живой человек. Он никогда в жизни никого не ненавидел, а Анну - ненавидит. И есть за что. Он ей многое смог простить, но она продолжала его обманывать и предавать. Что ему еще оставалось делать? В общем, любимых ролей у меня много.

-Ни для кого не секрет, что кроме актерских работ у Вас есть работы режиссерские.

-Да, это так. Свой первый спектакль я поставил, когда вел драматическое отделение в ульяновском университете на факультете общественных профессий. Это была пьеса Розова "В день свадьбы". Мой последний спектакль - "Эксперименты доктора Ариэля", сценическая версия пьесы Алехандро Касона "Деревья умирают стоя". Премьера состоялась в начале марта. А между этими двумя постановками было множество других.

-Я знаю, что Вы не только актер и режиссер, но еще и драматург?

-Может быть, это слишком громко сказано, - драматург, но перо мне не чуждо. Своих пьес у меня три: "Сказка об уличном фонаре", "Не спится ночами" и "Верен тебе". Я больше занимаюсь инсценировками.

-...И общественный деятель?

-И здесь Вы не ошибаетесь. Двенадцать лет я являюсь председателем Тверского отделения Союза театральных деятелей, а до этого пять лет был заместителем председателя. Наша обязанность - помогать пожилым, больным актерам. Приходится добывать деньги любыми путями, даже иногда - просить у богатых людей, "новых русских", как их называют. Это не всегда удобно, но я понимаю, что так надо, и иду, и прошу. Иначе нельзя.

-...И преподаватель?

-И даже профессор Высшего театрального училища имени Щепкина. Вот как судьба повернулась. Ведь в молодости я мечтал поступить именно в это театральное училище. Не во ВГИК, не в "Щукинское", а именно в "Щепкинское". А теперь сам учу ребят. Скоро в нашем Тверском филиале будет второй выпуск. Первый целиком остался работать в Тверском театре драмы. Нужно сказать, что преподавательская деятельность мне очень нравится. Это у нас с Верой Андреевной семейная черта. Общаясь с молодыми ребятами, я сам чувствую себя моложе. К тому же, они все такие интересные, такие разные, такие талантливые - каждый по-своему. К концу обучения они все становятся мне по-настоящему родными и близкими. Я стараюсь быть с ними на равных, не говорю скучным менторским тоном, что нужно делать, а чего - не делать. Потому что в нашем актерском деле главное -до всего дойти самому. Еще Станиславский сказал, что этому нельзя научить, этому можно научиться. Нужно научиться не просто читать произведения классиков, а проживать все чувства их героев, проникать в их судьбы. Так приятно брать на обучение молодых людей, которые ничего еще не умеют и не знают, и каждый день наблюдать, как растет их талант и профессионализм. Видеть, как они становятся артистами..

- А как в Вашем уже сложившемся коллективе принимают молодежь? Ведь ни для кого не секрет, что молодому человеку в наше время очень трудно найти работу и выдержать конкуренцию со стороны опытных работников.

-У нас в театре все совсем не так. Мы стараемся давать молодым артистам побольше ролей, потому что знаем, главное - не сломать талант, когда он только расцветает, нужно бережно к нему относиться. У нас вообще очень хорошие отношения в коллективе, и это во многом заслуга Веры Андреевны. Она ввела в традицию перед каждым спектаклем заходить во все грим-уборные и перед выходом на сцену говорить добрые, теплые слова актерам. Мои студенты вообще не могут выйти к зрителям, если я не зайду к каждому, не благословлю. Не забывают у нас и стариков, берегут. Не отправляют на пенсию. Многие актеры ходят на работу в театр и после восьмидесяти лет, ведь для них это единственный способ продлить жизнь.

- А чем театр является для Вас?

-Театр - это все, здесь протекает вся моя жизнь. Каждый день мы с Верой Андреевной встаем утром, завтракаем и- в театр. Днем - дела, репетиции, вечером - спектакли, после премьеры - бессонные ночи, до трех-четырех утра лежишь, глядя в потолок, вечное волнение и самоотдача. И так постоянно. Другого увлечения, кроме театра, у меня нет. Он занимает все время и мысли. Да и вообще, я считаю, что театр - это болезнь, если заниматься им всерьез. И в моем случае она неизлечима...

Труд-7. - 2001.- 29 марта.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info