ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
Уильям Шекспир
ДВЕНАДЦАТАЯ НОЧЬ, ИЛИ ЧТО УГОДНО
ПРЕССА


Владимир НЕУГОДОВ

В ПОСТАНОВКЕ ВАЛЕРИЯ ПЕРСИКОВА

Спустя восемь лет Валерий Александрович Персиков, многие режиссерские работы которого сохранились в благодарной памяти тверского зрителя, вернулся в Тверь для постановки «Двенадцатой ночи» У. Шекспира.

- Чем для вас были заполнены минувшие годы?

- Вскоре после отъезда из Твери я получил приглашения сначала в Новосибирск для ряда постановок, а затем в Российскую академию театрального искусства, где мне было предложено создать и вести курс «Актер музыкального театра». Я сразу же обратился к своему тверскому другу и профессионалу в области театральной музыки Григорию Слободкину, и мы очень плодотворно поработали, получив возможность опробовать свое видение роли и места музыки в драматургии. Все это было очень интересно, пока не начался набор студентов на коммерческой основе… Словом в минувшем году я поставил чеховские «Вишневый сад» и «Даму с собачкой» в театрах Штендаля и Оснабрюка. И вот теперь снова Тверь…

- Если позволите, давайте немного «задержимся» в Германии. Чем, на ваш взгляд, немецкий театр отличается от русского?

- Примерно в 1990 году, когда началась моя регулярная работа с немецкими коллективами, главным отличием было не сравнимое с нашим финансовое положение театров Германии. Следствие этого - стабильность трупп, четкая дисциплина и высокий профессионализм не только актеров, но и обслуживающего персонала. Но это, повторяю, специфика тех лет. Сегодня же наблюдаются кризисные явления, что связано с жестким режимом экономии в стране и, в частности, с сокращением финансирования театра как отрасли. В результате не только многие провинциальные коллективы, но даже знаменитый «Шиллер-театр» в Берлине прекратили свое существование. Сегодня, и у них, и у нас многие проблемы схожи.

- Итак, сегодня в вашей режиссерской биографии вновь появилась Тверь.

- За эти годы несколько раз я, как говорится, «заскакивал» в Тверь, встречаясь с руководством и актерами театра. Когда в прошлом году его труппа гастролировала в Оснабрюке, я специально приехал из Штендаля на один из спектаклей. А наши телефонные разговоры, например, с Верой Андреевной Ефремовой были практически регулярными. Итогом всего этого и стала моя сегодняшняя работа в Твери.

- Именно «Двенадцатая ночь» Шекспира - ваш личный выбор?

- Нет, это совместное с Верой Андреевной решение, продиктованное прежде всего следованием линии театра и особым местом этой пьесы в творчестве великого драматурга. Лично для меня Шекспир - Пушкин - Чехов - Брехт - это единый ряд в театральном мышлении, который я определил бы как «народная драматургия». А «Двенадцатая ночь» - пьеса, занимающая промежуточное место между комедийным и трагическим циклами в творчестве Шекспира, чем она особенно интересна. В ней великий драматург наиболее выражен, как и человек, что делает ее самой авторской из всех его пьес. Это самое емкое по смыслу произведение Шекспира, заставляющее задуматься над очень многими вопросами. И главный из них - что есть жизнь?

Тверская жизнь. -2004. -26 марта. [ http://www.tverlife.ru ]


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info