ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
А.С. Пушкин
КАПИТАНСКАЯ ДОЧКА
Сценическая композиция в двух частях М.В. Глуховской
ПРЕССА


Святослав БОРИСОВ

НА ТВЕРСКОЙ СЦЕНЕ РОДИЛАСЬ "КАПИТАНСКАЯ ДОЧКА"

Марина ГЛУХОВСКАЯ пыталась поступить на режиссерский факультет еще школьницей шестнадцати лет. О дальнейшем Марина, только что поставившая на сцене Тверского драматического театра "Капитанскую дочку"(спектакль стал ее дипломной работой), рассказывает просто: "Тогда меня прогнали, и и я пять лет отучилась на филфаке МГУ. Потом увидела спектакль Петра Наумовича Фоменко и решила, что очень хочу учиться у этого мастера. Прошла творческий конкурс. На нашем курсе было, включая меня, две барышни. Хотя и этого много, потому как профессия режиссера считается не женской. Тем не менее человек, который мне симпатичен, стал моим мастером. И вот я уже четыре года у него под крылом".

3 апреля прошла премьера "Капитанской дочки", а буквально накануне в Твери побывал Фоменко. Петр Наумович, со слов Марины, увидел, прочел заложенную в спектакль программу, отметил композиционные плюсы. Вместе с тем актерам предстоит не то чтобы "оборганичивать" режиссерский рисунок, а привыкать к нему, привносить в него нечто свое.

Театр для Марины Глуховской не только способ самовыражения, но и повод для разговора. "Мой жизненный опыт, каким бы он ни был, позволяет, мне кажется, выходить к зрителю и разговаривать с ним. Это должно быть у каждого режиссера, иначе незачем делать спектакль. Пусть сначала это будет наивный разговор, но ведь со временем учишься выражать свою мысль, и твое творчество становится не просто понятным, но и нужным людям."

- Марина, чем обусловлен выбор литературного материала?

- Я люблю Пушкина и, заканчивая филфак, писала диплом именно по пушкинским произведениям. Это мой автор. В принципе спектакль о гражданской войне - неважно в какое время, о том, как едет по человеку колесо истории. Спектакль о крови, о примирении, о том, что нет правых и виноватых - у всех остается своя правда. Хотелось взглянуть на солдат, капитана, Швабрина другими глазами, чтобы возникал не законченный образ, а образ, над которым зритель может размышлять. Это была сверхзадача, а разницу между ней и результатом я осознаю. Я впервые столкнулась с чужой труппой, с артистами разных школ, ушившихся у разных мастеров, с людьми, можно сказать, полярного возраста: у меня в спектакле играют те, которым за семьдесят, и те, кому 23-24 года. Сложно добиться, чтобы люди со столь различным опытом воспринимали тебя адекватно.

- Почему именно Тверь выбрана местом постановки вашего дипломного спектакля?

- У нас в ГИТИСе считается очень смелым и мужественным шагом уехать из Москвы, проверить свои способности в провинциальном театре. У меня были другие планы, не связанные с Тверью: я собиралась ставить спектакль в Ногинске. Так получилось, что Петр Наумович обмолвился Вере Андреевне (Ефремовой -авт.), не хочет ли она пригласить на постановку его дипломницу. Так что изначального желания ехать сюда не было.

-Тверь в вашем представлении до приезда сюда и теперь.

-Я уже, можно сказать, местный житель. Я привыкла и мне здесь нравится. Чувствую себя спокойно, уютно. Я не люблю шума, а по сравнению с Москвой здесь тишина. Народ спокойный, никто никуда не торопится, разве только я на репетицию.

- Что было самым приятным, удачным в работе?

-Я очень многому научилась, и от общения осталось немало приятных впечатлений. Несмотря на разброс в возрасте актеров, участвовавших в спектакле, мы чего-то добились, меня стали воспринимать как режиссера, а не как барышню, предлагающую безумные идеи. Приятно, что я столкнулась - впервые- с театральным производством: над спектаклем работали цеха: столярный, бутафорский, реквизиторский. Я уезжаю и оставляю в Твери много единомышленников и друзей.

Вечерняя Тверь. - 1998.- 6 апреля.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info