ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ПРЕССА
СЕЗОН 2008-2009


Анна ШКОЛЬНАЯ

Тверяне привезли «абсолютно другой спектакль»

Юченков. Ульяновск — Мы дарим вам нашего зрителя и свое творческое любопытство, — сказала народная артистка России, прима ульяновской драмы Кларина Шадько бывшим партнерам по сцене и коллегам из Тверского академического театра драмы перед их первым гастрольным спектаклем в нашем городе.

Это была премьера тверского театрального сезона — драма М.Ю. Лермонтова «Маскарад», поставленная Верой Андреевной Ефремовой. На спектакль пришли зрители, которые хорошо помнят с 70-х годов одноименный спектакль «руки» той же Ефремовой, в котором играли Кларина Шадько, Алексей Дуров и Зоя Самсонова, тогда еще не имевшие высоких званий.

По воспоминаниям директора Ульяновского драматического театра Натальи Никаноровой, нынешний спектакль ничем не напоминает ульяновскую постановку. 35 лет назад «Маскарад» виделся Вере Андреевне исключительно романтическим. В роли Арбенина был занят артист-романтик Юрий Заборовский: высокий, худой, с длинными руками и тонкими пальцами. Костюмы были белыми, «летящими». Теперь у «Маскарада» скупые декорации, у его героинь роскошные наряды, но темных, безрадостных оттенков. Лишь в последнем акте Нина (Анжелика Панкова) появляется в белом пеньюаре, только здесь белый цвет воспринимается траурным. Спектакль скуп на эмоции, на эффектные жесты, но богат внутренним напряжением, идущим прежде всего от Арбенина — Константина Юченкова. Сильнейший «нерв» несет музыка Льва Лапутина, которая была записана, кстати, Ульяновским симфоническим оркестром в 70-е годы прошлого века. Как рассказала коллегам Зоя Самсонова, игравшая баронессу Штраль, пока шел спектакль, ничто не дрогнуло внутри нее: «Это абсолютно другой спектакль».

Четыре «Вишневых сада»

К сожалению, Вера Андреевна Ефремова не смогла побывать в Ульяновске и встретиться с той театральной публикой, которая помнит и любит режиссера, творившего на ульяновских подмостках в пору своего творческого рассвета: подвело здоровье. И о ней, о ее находках рассказали актеры «ее» театра. Ее театра — потому что так же, как в свое время она была хозяйкой ульянов-ской драмы, Вера Андреевна вот уже 35 лет полновластная хозяйка и властительница дум в Твери. Благодаря ее стараниям, тверской зритель очень вдумчивый, воспитанный на классике. Причем особенность репертуара в том, что там спектакли идут подолгу. Например, «Вишневый сад» не сходит с подмостков уже более 30 лет, претерпев четыре режиссерские трактовки.

Народный артист России Константин Юченков в разное время играл в нем Прохожего и Епиходова, теперь — Лопахина. Народная артистка Ирина Андрианова — Дуняшу и Раневскую. Казалось бы, зачем вновь и вновь браться за одну и ту же пьесу? «Потому что есть что сказать», — отвечают актеры. По «Вишневому саду» особенно явно прослеживается, как меняется мир и взгляд Ефремовой на мир. Работа над последней постановкой совпала с чеченскими событиями. И Ефремовой представилось, что действующие лица — беженцы. В этом «Саду» нет «Парижа» как такового: ни шляп, ни париков, ни шикарных туалетов. И Раневская здесь — просто русская женщина.

«Кто придумал тот или иной ход»

— Вера Андреевна не обладает женским — капризным — характером, в ее характере больше мужского, — рассказал народный артист России Константин Юченков. — Мы понимаем друг друга без слов. На репетициях я реагирую на ее жесты, восклицания. Она только начнет говорить: «А что, если?..», и я тут же подхватываю: «Да, я попробую!».

— Когда она наблюдает за актерами, когда мы работаем над сценой, то добавляет нюансы, — продолжила народная артистка Ирина Андрианова. — Например, я поднимаюсь по лестнице, и она предлагает: «А если ты споткнешься?.. А если почти теряешь сознание?..». И после такой совместной работы трудно сказать, кто придумал тот или иной ход. Вера Андреевна — человек, способный не только вложить в артиста, но и взять от него.

Вспомнила коллег по ульяновской сцене

Каково же было актерам, начинавшим свою карьеру в Ульяновске, встретиться с подмостками, давшими им старт в большую артистическую жизнь? Ирина Андрианова призналась, что вспыхнула сильная тоска по молодости и по работе:

— За те два сезона я сыграла восемь новых ролей, не считая вводов! Сегодня я могу только пожелать нашей молодежи такого объема работы! Это парадоксально, но я вдруг вспомнила имена и отчества всех актеров, которые были в труппе 35 лет назад: я говорю, конечно, не о Лие Радиной, но о Надежде Сухоруковой, Георгии Муромском, Державине, Степанове... Мы играли в одном спектакле с Клариной Шадько, и я едва удержалась, чтобы не сесть с ней рядом и не запеть: «А снег повалит…». И где только я не играла с Алексеем Дуровым!.. Мне показалось, что сейчас на сцену выйдет толпа молодых артистов, чтобы сыграть «Лошадь Пржевальского», которую мы возили в Москву. Нас было 20 человек молодых артистов, и все спрашивали Веру Андреевну, где она нас нашла… А когда я выступала на открытии гастролей, у меня было ощущение, что я говорю монолог Раневской, не написанный Чеховым…

Династия Юченковых

— Мне важно было осознать то, что в Ульяновске есть люди, интересующиеся и еще чего-то хотящие сделать здесь, — заметил Константин Юченков. — В зале сидели и посмотрели весь спектакль и Аркадий Кац, и не самый здоровый человек Юрий Семенович Копылов. А после спектакля мы с ними еще и поговорили, кое-что обсудили… У нас есть трудность: Тверь очень близко расположена к Москве и достаточно близко к Петербургу. И потому существует снобизм — люди говорят: «Зачем мы пойдем в свой театр, если можно с легкостью поехать на любой спектакль в Москву?!». В результате из-за пробок никто никуда не едет. И к нам не идет. В Ульяновске этого не было и нет. Город самодостаточный.

О театральной династии Юченковых ульяновцам остается только вспоминать и тосковать… Кстати, выяснилось, что отец и сын — Константин и Денис — играли в одно время одну и ту же роль в «Обрыве» по роману И.А. Гончарова. Константин Глебович признался, что Денис играл Волохова лучше: и по возрасту эта роль ему ближе, и вообще Денис эмоциональнее и талантливее. Отец рад сегодняшним успехам сына и переживает лишь из-за того, что в последнее время Денис меньше занят в театре и больше — в кино и на телевидении. «Но я надеюсь, что переезд театра Марка Розовского в новое здание даст труппе новый толчок», — сказал Константин Глебович.

С подачи ульяновцев

Кстати, у театров не только родственные связи, но и творческие: с подачи ульяновцев в Твери идет «Очень простая история» Марии Ладо. А по рекомендации тверян ульяновцы поставили «Шутки в глухомани» Игоря Муренко. Как раз во время гастролей тверской драмы ульяновцы повезли премьеру в Димитровград и позвали тверян с собой. «Но только играть на сцене, а не смотреть! — поставили условие гости. — Текст-то мы знаем!».

— Боюсь, у ульяновцев сложится впечатление, что мы — заскорузлые академики и традиционалисты, — «взял слово» Юченков. — Но это не так. У нас «родился» такой авангардный режиссер, как Дмитрий Черников. Сейчас Валерий Персиков ставит «Ревизора», в котором Городничего будет играть Ирина Андрианова. Это будет женщина-городничий. У нас есть возможность поиска и авангарда. Правда, себе Вера Андреевна этого не позволяет.

…Театралы помнят молодого Константина Юченкова, помнят и то, как были очарованы им. Перед ним и в Твери открываются все двери. Но сам он считает, что нынешний любимец публики — молодой актер Тарас Кузнецов, который достойно принимает любовь поклонниц. Судя по тому приему, который оказала публика Тарасу в спектаклях «Номер тринадцать» Рея Куни (мистер Пигден) и «Собака на сене» Лопе де Вега (Тристан), у артиста появились поклонницы и в нашем городе. И неудивительно: он получает такое удовольствие от сцены, так бессовестно «перетягивает одеяло» на себя, что главные герои «Собаки на сене» просто меркнут на его фоне. В общем, рассталась публика с Тверским театром драмы покоренная и благодарная.

Народная газета. -2009.- 25 июня. [ http://www.ulpressa.ru ]


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info