ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ПРЕССА
СЕЗОН 2008-2009


Игорь МАНГАЗЕЕВ

НЕ БОГ, НЕ ЦАРЬ И НЕ ГЕРОЙ

Романтическая драма «Маскарад», самая свежая премьера Тверского академического театра драмы, играется без пришпоривания текста. Пришел на спектакль, сиди, терпи и думай.

«Маскарад» означает и костюмированный бал, и всю человеческую жизнь с ее разнообразными превращениями. По накалу страстей эту драму ревности сравнивали с «Отелло», а поэт и литературный критик Петр Вяземский полагал, что Лермонтов за пояс заткнет Гюго и Дюма. Увы, самому Лермонтову не удалось увидеть «Маскарад» ни на сцене, ни в печати. Впервые и то с купюрами драма, написанная в 1835 — 1836 годах, была опубликована уже после гибели Лермонтова.

ДЕМОНИЗМ ЛЕРМОНТОВА

Известно, что образ Демона — центральный в творчестве Лермонтова. Внутренний мир поэта был поражен демонизмом. Это очень важное обстоятельство в понимании «Маскарада», задуманного тогда, когда уже шла работа над поэмой «Демон». Лермонтовский Демон обнаруживает сходство с Сатаной Мильтона, Люцифером Байрона, Мефистофелем Гете, Сатаной Виньи. «Маскарад» — это одна из попыток преодолеть демонизм. Поэт перенес романтического героя заоблачных высот в семейную обстановку — и мрачный Демон превратился в ничтожного светского беса Арбенина.

«Маскарад» широко шел в советские времена, когда любой критик недобрым словом поминал удушающую атмосферу царизма. Атмосфера сия исчезла, настали другие времена, сегодня каждый волен делать то, что ему по душе. Но работает ли дьявольский механизм? Именно на этот вопрос худрук театра и постановщик спектакля Вера Ефремова предлагает ответить зрителю.

ДРАМА РЕВНОСТИ

Начинается «Маскарад» сценой карточной игры. Князь Звездич проигрался дотла. Вернуть деньги ему помог Арбенин, в прошлом беспощадный и удачливый игрок, знающий наперечет все шулерские ходы. Арбенин горячо полюбил женщину, возродился к жизни. В этом его отличие от Демона. Однако рок подстерегает героя-индивидуалиста на каждом шагу: доброе дело — спасение Звездича — вернуло Арбенина на скользкий путь светских развлечений. И на маскараде он получил повод для разочарования. Уликой в неверности он счел браслет, потерянный Ниной на маскараде.

И вот игра возобновляется. За картами Арбенин рассказывает анекдот, а потом уже воспроизводит его в натуре. Ставка здесь уже не деньги, а честь, достоинство, человеческая жизнь. Обесчестив собственным бесчестным поступком мнимого любовника Нины, Евгений Арбенин убивает затем единственную свою привязанность к жизни. В драме ревности герой приговорен к самой страшной каре — потере разума.

Лермонтов нашел способ раскрыть истинные чувства, заставив персонажи надеть маски. Лишь Нина априори чистая натура. Хотя за каким развлечением она поехала на маскарад, на котором собиралось отнюдь не отборное общество?..

Сложнее образ Неизвестного (нар. арт. Александр Чуйков). Это один из тех, кого Арбенин разорил в карточной игре. Эта условная фигура символизирует законы общества. Но до безумия Арбенина доводит, в сущности, не он — с ним Арбенин выдержал бы бой. Героя казнит Правда.

Любопытно, что к подобному сюжетному ходу прибегли и братья Вайнеры в «Эре милосердия», но с другим исходом: «Нет, это ты не понимаешь, — сказал Глеб уверенно. — Наказания без вины не бывает. Надо было ему думать, с кем (Груздев) дело имеет. И с бабами своими поосмотрительнее разворачиваться. И пистолет не разбрасывать где попало!» Кандидат наук Груздев наказан Жегловым, но спасен справедливым оперуполномоченным.

МАСКИ-ШОУ ДЕМОНОВ И АНГЕЛОВ

К костюмированным балам в те годы, к слову, имела пристрастие вся императорская семья. Особенно увлекалась ими императрица Александра Федоровна. Она интриговала с Дантесом, который через три года выстрелом из пистолета смертельно ранил Пушкина.

В лермонтовской драме все фамилии говорящие. В переводе с немецкого имя баронессы Штраль (актриса Дарья Плавинская) означает луч. Она и есть луч «света» или, если хотите, полусвета. Из наследственных баронских родов в Российской империи большинство было прибалтийского и иностранного происхождения. Баронесса ассоциируется с бароном Мюнхгаузеном, увековеченным писателем Р.Э. Распе еще в конце XVIII века. Только в отличие от знаменитого враля баронесса, солгав, искренне раскаялась.

Шприх (Никита Березкин), от немецкого sprechen (разговаривать), — главный сплетник и разносчик слухов. Приятель Арбенина Казарин (засл. арт. Георгий Пономарев, Андрей Журавлев) — от английского hazard или французского hasard (риск, азарт) — опытный картежник. Фамилия князя Звездича (Александр Павлишин) на французский переводится как vedette (звезда) и созвучна латинскому vindicta (кара, мщение).

Остаются два главных персонажа. Имя Нина (Анжелика Панкова) ассоциируется с Ниневией, разрушенной дотла столицей Ассирии. Фамилия Арбенин (нар. арт. Константин Юченков), скорее всего, из греческой мифологии: бог Эреб был воплощением мрака, сыном Хаоса и братом Ночи. Фамилия Арбенин встречается уже в юношеской романтической драме Лермонтова «Странный человек».

Теперь о самом поэте. Поэт, конечно, знал, что означает его собственное имя. С древнееврейского оно переводится «равный богу Яхве», «кто как Бог»; в Святцах можно встретить и такие толкования: могучий, умный, прекрасный. В Ветхом Завете рассказывается о том, как по поручению Господа Бога архангел изгнал из рая Адама и Еву, а также дьявола, принявшего облик змея. На иконах Михаил часто предстает в образе крылатого воина с копьем поражающим дьявола. Во многих сказаниях Михаил выступает посредником между людьми и Богом: заносит имена праведников в книгу, хранит таинственные письмена и даже слова, которыми были сотворены небеса и земля. Имя Михаил имеет устойчивые ассоциации с темой загробного мира.

ТРУДНОЕ ДЕТСТВО

На долю Лермонтова с раннего детства выпало кошмарное сплетение трагических страстей, любви и ненависти. Михаил был всеобщим баловнем. Это развивало в ребенке деспотические наклонности, необузданное своеволие, привычку ни в чем себе не отказывать, не терпеть ни малейшего отпора своим прихотям и капризам и даже некоторую жестокость. Тяжелыми, антипатичными чертами характера поэт был обязан своим воспитателям.

Ходили слухи, что дед Михаил Васильевич Арсеньев отравился в 1910 году во время Рождества у себя дома из-за ревности к любовнице. Вдова Елизавета Алексеевна, бабушка поэта, ругалась: «Собаке — собачья смерть!» Единственная ее дочь Маша через три года вышла замуж вопреки воле матери за небогатого и неродовитого офицера. У Елизаветы Алексеевны, гордившейся происхождением из именитого рода Столыпиных, сразу возникла неприязнь к зятю: за неравенство положений, за легкомыслие и за приверженность к карточной игре. На будущем поэте сосредоточилась любовь троих не ладивших между собой людей — отца, матери и бабушки. После ранней смерти матери вокруг вдумчивого, рано созревшего ребенка развернулась борьба самых дорогих для него, но враждующих людей.

Юрий Петрович Лермонтов скончался в 1831 году. Кстати сказать, его пращур, родоначальник российских дворян Лермонтовых, служил в Бельском уезде.

ПРИОБЩЕНИЕ К МУЗАМ

К театру Лермонтов приобщился сразу, как приехал в Москву в конце 20-х годов. Московский театр переживал в ту пору расцвет. Там начинал высокую миссию реформатора сцены Михаил Щепкин, чье имя теперь носит Тверской курс актерского факультета Высшего театрального училища при Государственном академическом Малом театре России. Кстати, в спектакле играют выпускники и студенты Тверского курса, а всего в этой сценической версии занято больше сорока артистов.

СУД ПОТОМКОВ

Каждая эпоха по-своему судила о Лермонтове. Еще в 40-х годах XIX века выделились две противоположные точки зрения: с одной стороны, таких критиков, как Шевырев (исходивший из православянофильских позиций), Сенковский, Булгарин, Бурачек, с другой — оценка Белинским.

В 1858 году в журнале «Русский вестник» появилась статья Алексея Галахова, доказывавшая опустошенность поэзии Лермонтова, отсутствие у него идеалов. «Арбенины, Печорины и все подобные им личности сами не знают, чего хотят», — писал он.

Иначе оценил Лермонтова князь Петр Кропоткин в своей книге «Идеалы и действительность в русской литературе». Кропоткин писал, что «Лермонтов был поклонником свободы и врагом притеснения», что он выразил могущественный протест против всего низменного в жизни и относился с презрением к отрицательным свойствам людей своего поколения. Лермонтов, по его мнению, не был пессимистом, «он сохранил веру в человека. Он был прежде всего гуманитарным поэтом».

Достоевский же отрицал правдивость и общественное значение лермонтовской поэзии и хотел представить Лермонтова поэтом, который «тяготился влиянием идей европеизма и неизбежно должен был прийти к смирению». Достоевский относился отрицательно к протестующему духу лермонтовской поэзии. Он писал, что «Лермонтов был байронистом насмешливым, капризным и брюзгливым», что «в своих стихах Лермонтов хочет говорить правду, но лжет и мучается тем, что лжет».

Философ и публицист Владимир Соловьев в конце XIX века рассматривал Лермонтова как прямого родоначальника ницшеанства. В поэзии Лермонтова Соловьев видел борьбу религиозного чувства с демонизмом. Он называл первой и основной особенностью лермонтовского гения «страшную напряженность и сосредоточенность мысли на себе, на своем «я», страшную силу личного чувства»; другой особенностью он считал «способность переступать в чувстве и созерцании через границы обычного порядка явлений и схватывать запредельную сторону жизни и жизненных отношений».

По мнению Соловьева, поэт «не был занят ни мировыми, историческими судьбами своего отечества, ни судьбою своих ближних, а единственно только своей собственной судьбой».
Субъективизм и индивидуализм Лермонтова подчеркивал Василий Розанов, заявлявший вместе с тем, что «нельзя отнять у Лермонтова звездное и царственное». Творчество Лермонтова Розанов сводил к мистике.

ПОЭТ НОЧИ

В том же духе оценили творчество Лермонтова поэты символизма и импрессионизма — Дмитрий Мережковский и Юлий Айхенвальд.

В 1909 году Мережковский в статье «Лермонтов — поэт сверхчеловечества» Мережковский писал, что «Пушкин — дневное, а Лермонтов — ночное светило русской поэзии», что «у Пушкина — созерцательность, а у Лермонтова — действенность»; что и «Пушкин, и Гоголь, и Достоевский, и Толстой — все смирялись, один Лермонтов не смирился». Источник лермонтовского бунта, по Мережковскому, заключался в мистике. Отрицательное отношение к поэзии Лермонтова высказал один из видных поэтов-символистов Константин Бальмонт. Он просто отрицал Лермонтова как поэта «чистого искусства».

Другая линия шла от Белинского к Чернышевскому и Добролюбову, от них к Плеханову, а затем к Горькому и Луначарскому.

Борьбу за Лермонтова на протяжении почти ста лет определяли эти две основные линии.

ТВЕРСКАЯ ВЕРСИЯ

Арбенин в версии нашего театра не Бог, не царь и не герой. Константин Юченков обращается прежде всего к вечным общечеловеческим ценностям. Роль Арбенина он как бы примеряет к собственному жизненному опыту.
Любопытно, что Юченков — сын народного артиста Украины Глеба Юченкова, последней работой которого стала роль Патриарха всея Руси в «Монархах». А еще раньше в Глебе Юченкове рассмотрели портретное сходство с Лениным.

…Арбенин плавится на сцене в световых крестах. Лучи падают вертикально, косо и простреливают пространство сцены по горизонтали. В проекции получается крест — символ вычеркивания, страдания и вместе с тем — надежды на воскресение.

Божественный свет томит и ужасает грешников подобно тому, как яркий свет мучителен для больных, воспаленных глаз. Именно так иллюстрировал Поль Гюстав Доре «Потерянный рай» Джона Мильтона.

Во время спектакля звучит музыка Льва Лапутина к балету «Маскарад». Это самое крупное произведение композитора. В музыке воссоздана тревожная и страстная атмосфера романтической драмы.

Вече Твери. -2008.- 21 октября.


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info