ТВЕРСКОЙ АКАДЕМИЧЕСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ
ЕФРЕМОВА ВЕРА АНДРЕЕВНА
ПРЕССА


Константин ЩЕРБАКОВ

Консерватизм Веры Ефремовой

Нынче в театрах с классическим текстом принято обходиться вольно, а уж о том, чтобы играть без сокращений, и вовсе речи нет. Вера ЕФРЕМОВА, ставя в Тверском академическом театре драмы «Маскарад», текст почти не ужимала (кстати, спектакль при этом получился вовсе не таким уж и длинным). Поначалу, с непривычки возникало желание как-то подстегнуть действие, показавшееся замедленным, а потом «входишь» в спектакль, принимаешь правила игры, и, знаете, совсем это, оказывается, не утомительно: смотреть Лермонтова, слушать Лермонтова в неусеченном виде.

Сказать: так играли лет сорок назад, и мне это нравится? Страшновато: попадешь в махровые консерваторы, и Веру Андреевну, и театр, который она возглавляет вот уже 35 лет, за собой потянешь... А все же скажу и к этому добавлю: лет сорок назад лучшие свои спектакли ставили Георгий Товстоногов, Анатолий Эфрос, а Олег Ефремов только приступал к своему мучительному подвигу возрождения Московского Художественного театра.

Много ли мы за эти годы преуспели, сильно ли названные театральные вершины превзошли? Назад к Товстоногову или вперед к Серебренникову? Кому как. И когда почтенные столичные мэтры со сбитым дыханием, из последних сил (возраст все-таки) поспешают за молодыми экспериментаторами, выпуская при этом спектакли, на которые глаза бы не глядели, ну так и пускай, ну и ладно. Не глядят глаза и не гляди. У нас плюрализм, нам хорошо.

Но это так, к слову.

Да, Вера Ефремова читает Лермонтова бережно и скрупулезно, однако (как в лучших спектаклях давней поры, еще раз позволю себе заметить), расставляет те акценты, которые для нее сегодня существенны, и делает это уверенно, точно.

Романтическое начало в спектакле приглушено, не нагнетается атмосфера заведомо зловещая, мрачная. И Неизвестный А.Чуйкова не такой уж он и неизвестный, раздавшийся вширь улыбчивый дядечка, похоже, из бывших, обиженный, бережно копивший злобу и яд. Мастер, дирижер интриги, хорошо понимающий: интрига движет этим обществом, а никак не интересы общей пользы и благоденствия. Интрига, в которой с готовностью поучаствуют и Звездич, и Казарин, и Шприх. Интрига, в сетях которой безнадежно и страшно запутывается Евгений Арбенин. И опять-таки: нет в этом Арбенине романтической таинственности, при том, что К.Юченков играет человека значительного, крупного. Незаурядного человека, который во многом силен, а вот в интриге слаб, и потому не сумел оказаться выше мелкой, но вязкой, хищной среды, перенял, принял в себя ее пороки и ими оказался погублен. Ситуация вполне российская, и оглядываться хоть на сорок лет назад, хоть в век XIX необходимости нет. И все это без переиначивания текста, без переодеваний в современные костюмы, без перенесения действия на Рублевку или еще куда поблизости.

Такой вот консерватизм Веры Ефремовой.

Впрочем, что это я все о «Маскараде», да о «Маскараде», а заметку пишу юбилейную, по случаю того, что Вере Андреевне 80. Просто «Маскарад» один из недавних ее спектаклей и последний из мною виденных очень ее, ефремовская работа. Годы идут, меняются театральные тенденции, моды, пристрастия, а Вера Ефремова сохраняет тихую, ненавязчивую и в высшей степени достойную верность себе, тем своим сверстникам, лучше которых (повторюсь, повторюсь) в русском театре пока еще никто ничего не сделал.

В России сегодня острый дефицит главных режиссеров, художественных руководителей, понятие театра-дома исчезает из обихода, художественное пространство сценического искусства реалистического, психологического стискивается, сжимается. Тем внимательнее, бережнее должны мы быть к мастерам, театрам, на которых это пространство держится. Оно наше, здесь наша сила и наша опора.

А Вера Андреевна Ефремова в прекрасной форме.

Страстной бульвар, 10. -2009.- №4-124 [ http://www.strast10.ru ]


© Тверской академический театр драмы, 2003-2016 | www.dramteatr.info